Эфемерность международного сообщества – вот что демонстрирует война в Нагорном Карабахе

На ній і стій, і стрій – допоки скону,
допоки світу й сонця – стій і стій.
Хай шлях – до раю, пекла чи полону –
усе пройди і винести зумій.
Торуй свій шлях – той, що твоїм назвався,
той, що обрав тебе навіки вік.
До нього змалку ти заповідався
до нього сам Господь тебе прирік.

Цитата из стихотворения украинского поэта-диссидента Василия Стуса проливает свет на окутанную туманом войны и пропаганды ситуацию с Нагорным Карабахом (Арцахом). Рамка на конфликт в различных СМИ часто преподносится в черно-белых тонах, как столкновение двух прямо противоположных принципов  международного права – территориальной целостности и самоопределения народов. 

Отчасти это так. Армянская сторона вот уже больше ста лет ведет неравную борьбу с Турцией и Азербайджаном за территориальную целостность своего государство и право на самоопределение. Дело в том, что Карабах никогда не был в составе Азербайджана, который, как суверенное государство, образовался в 1918 году. 

В 1920 году, Лига Наций территорию признала спорной. Карабах и Нахичевань стали частью Советского Азербайджана по воле большевиков и Сталина в 1923 году. И, если в Нахичевани, где по всесоюзной переписи 1926 года армяне составляли чуть более 50% населения, а по переписи 1979 года там не осталось ни одного армянина, то в Нагорно Карабахской Автономной Области, несмотря на политику насильственного вытеснения, до самого распада СССР по последней переписи армяне составляли 77% населения (90% в 1926 году). 

Политические требования армян изменить административное подчинение области продолжались весь постсталинский период, но своего апогея они достигли в самом конце перестройки, когда местный Совет НКАО принял решение войти в состав Армянской СССР. Многие не знают, что и в 1991 году НКАО вышла не из состава Азербайджанской ССР, а из состава СССР в полном соответствии с советским законодательством, а именно статьи 3 Закона «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из состава СССР» от 3 апреля, 1990 года:
«За народами автономных республик и автономных образований сохраняется право на самостоятельное решение вопроса о пребывании в Союзе ССР или в выходящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственно-правовом статусе.»
Именно на основе этого Закона СССР, самоопределились все союзные республики бывшей СССР, включая Украину, Грузию, Армению и сам Азербайджан, который в своей декларации о независимости от 18 октября 1991 года провозгласил восстановление Республики Азербайджан (1918-1920), то есть с государственным образованием без Карабаха.

В столкновении двух принципов международного права – территориальной целостности и самоопределения, последний имеет верховенство в определенных ситуациях. Территории всех современных государств, членов ООН, так или иначе, видоизменялись на протяжении истории, и нет ни одного, которое бы существовало в нынешних границах в течение пяти поколений. 

Осуществление права на самоопределение в условиях, когда на территории определенного государства меньшинство подвергается систематическим репрессиям, ставится на грань выживания, является единственным способом сохранить идентичность. Это вовсе не означает, что этим правом можно спекулировать, когда такой угрозы нет. 

Армянский народ НКАО стоял перед такой угрозой на всем протяжении советского периода своего существования. Эти угрозы более чем осязаемы сегодня в свете высказываний президента Турции о том, что в ближайшее время будет доведено до конца решение армянского вопроса, начатое в 1915 году, и на Кавказе. 

Почему же сама Армения до сих пор не признала независимость НКР? Потому что ее признание положило бы конец переговорному процессу, который длится без малого тридцать лет. Другие же страны не признавали НКР, исходя из собственных интересов и «каспийской нефти».

За решением о создании НКР на территории бывшей НКАО на основе референдума от 10 декабря 1991 года, на котором 99% бюллетеней было подано за независимость, последовала открытая война между Азербайджаном и НКР, поддерживаемая Арменией. Она продолжалась до установления перемирия при посредничестве РФ 12 мая 1994 года. 

Соглашение о перемирии Азербайджан подписывал с властями НКР. На документе – подписи глав военных ведомств сторон. К тому моменту, Азербайджан потерял не только контроль над большей частью бывшей НКАО, но и над семью районами вокруг него. Происходило это в силу военных поражений Азербайджана, руководство которого после каждого перемирия с новой силой пыталось вернуть утраченные высоты. 

Именно этим объясняется тот факт, что в 1993 году Совбез ООН принял четыре резолюции по поводу войны в Карабахе. Каждая из них принималась с призывом к Азербайджану прекратить военные действия. Этими резолюциями часто спекулирует Баку. Но в их текстах Армения не признается воюющей стороной – Совбез ООН всего лишь призывал Армению оказать влияние на армянские вооруженные силы Карабаха, чтобы те были отведены из освобожденных районов.

 Почему же армянская сторона отказалась выполнять эти требования, и 26 лет эти районы выполняют функцию буфера безопасности. И новая война, развязанная Баку при подстрекательстве и военно-политической поддержке Анкары, еще раз убедительно показала правильность этих решений. Не будь этих равнинных преимущественно территорий, Азербайджану уже удался бы блицкриг. Вооруженные силы этой страны уже во второй раз не справляются с решением такой задачи. И если в апреле 2016 года только вмешательство России на пятый день войны остановило ВС НКР от перехода к контрнаступлению, то сейчас война продолжается уже три недели, и, несмотря на гуманитарное перемирие, достигнутое на бумаге при посредничестве Москвы, стороны не могут прекратить боевые действия. 

Азербайджан не может этого сделать, поскольку реальное положение дел на фронте разрушит телевизионный симулякр быстрой победоносной войны и вскроются колоссальные потери его ВС в живой силе и технике.

ВС НКР не могут прекратить оборонительные действия в сложившейся ситуации. Президент Азербайджана Ильхам Алиев остановится только когда и если армянская сторона перейдет в контрнаступление и отвоюет дополнительные территории. 

Что же пошло не так, почему Азербайджану с его превосходством во всех параметрах ведения войны, с привлечением военнослужащих и военспецов из Турции, наемников джихадистов из Сирии и Ливии, высокотехнологичных БПЛА из Турции и Израиля, а также артиллерийских систем дальнего действия, так и не удалось решить поставленные задачи?  

Расчет Алиева и президента Турции Раджепа Эрдогана по выбору времени начала войны был практически непогрешимым. США заняты выборами, и нынешняя администрация президента Дональда Трампа, несмотря на имеющиеся разведданные о планирующейся широкомасштабной войне, предпочтет не вмешиваться Это еще раз подтвердил Госсекретарь Майк Помпео в недавнем интервью сакраментальной фразой «мы надеемся, что армяне смогут защититься». Россия, несмотря на союзнические обязательства перед Арменией, заняла позицию нейтрального посредника в Карабахе, поскольку формально боевые действия идут не на ее территории и власти Армении не обращаются за помощью в ОДКБ даже в тех случаях, когда ВС Азербайджана пытаются спровоцировать ударами по территории Армении. 

Евросоюз слишком медленен на подъем в подобных вопросах и ограничивается призывами к обеим сторонам и выражением озабоченности. И, наконец, НАТО слишком ценит своего союзника Турцию, чтобы поставить вопрос ребром. 

Но расчеты азербайджанского руководства столкнулись с непреодолимым препятствием, а именно волей армянского народа, включая диаспору, мобилизовать все силы в условиях экзистенциальной угрозы, а также профессиональной выучкой и стойкостью армянских воинов. Война в Карабахе еще раз наглядно демонстрирует эфемерность «международного сообщества», новый мировой порядок все больше напоминает классическую анархию, хорошо описанную теоретиками международных отношений из реалистической школы, где все игроки, малые и большие, действуют из собственных эгоистических национальных интересов и максимизации силы.

Например, очень часто украинские наблюдатели за событиями в Карабахе пытаются уместить войну в упрощенной схеме, где Армении, союзнице России, противостоит Азербайджан с Турцией, «двумя государствами и одним народом». Россия пытается и сейчас занимать нейтральную позицию и балансировать между своими краткосрочными экономическими в основном интересами и долгосрочными интересами безопасности и усиления своего влияния в регионе. 

Не следует забывать, что именно Россия поставила Азербайджану вооружений на миллиарды долларов. Сейчас Кремль добивается того, чтобы обе стороны согласились на мир на ее условиях, а именно на введение российского миротворческого контингента. Эта схема не выдерживает критики и при более близком рассмотрении деталей. Действительно, у Армении имеются соглашения о военном сотрудничестве с РФ, и она является членом ОДКБ, но это не означает, что Армения использует данные отношения против третьих стран. 

Например, во время пятидневной войны РФ с Грузией в 2008 году, несмотря на требования российской стороны использовать свой контингент для нанесения воздушных ударов по Грузии, Армения отказалась от подобных действий. ВВС РФ использовали воздушное пространство Азербайджана для нанесения ударов по Грузии. Военный союз с РФ Армении необходим исключительно для сдерживания Турции, с ее пятимиллионной армией, одной из сильнейших в регионе. 

Членство НАТО не является сдерживающим фактором для Турции. Не было таковым в 1974, когда турецкие войска оккупировали Кипр, и уж тем более не является таковым при Эрдогане, с его экспансионистскими намерениями нео-оттоманизма и объединения «тюркского мира» – отсюда и милитаристское вовлечение по всему периметру своей территории от Сирии, где Турция незаконно оккупировала Идлиб, до Ирака, Ливии и Сердиземноморья, где турецкие ВМС задействованы в открытом конфликте с другой страной НАТО, Грецией. 

Нельзя сказать, что все европейские страны занимают выжидательную позицию. Так, президент Франции первым назвал вещи своими именами – войну развязал Азербайджан при подстрекательстве Турции, которая, кроме военной поддержки, привлекла к боевым действиям наемников джихадистов из Сирии и Ливии. 

Трудно сказать, чем закончится данный этап военного противостояния, как невозможно определиться со сроками ее окончания и даже реального перемирия. Более того, не пройдена точка возможной эскалации конфликта в региональную прокси войну и даже открытого вовлечение новых игроков, например Ирана, России и Турции. В этом клубке завязаны жизненные интересы более значительного числа игроков, которые сейчас просматриваются в полную силу. 

Например, определенных кругов Израиля и США, которые не прочь вовлечь в военное противостояние Иран – санкции неэффективны, поэтому разжигание азербайджанской ирреденты в Иране им представляется вполне привлекательным вариантом давления на Иран. 

Одно можно сказать определенно: для армянского народа, выжившего в геноциде, построившего национальное государство на 1/8 территории, определенной международным арбитражным судом во главе с президентом США Вудро Вильсоном, – это экзистенциальная война, и альтернативы у победы нет.

 Переговорный процесс под сопредседательством США, Франции и России заведен в полный тупик войной – зона возможного соглашения и раньше едва просматривалась, но теперь точно ее нет и не будет на долгие годы вперед. 

Война – не наш выбор, но в игре с нулевым исходом, навязанной армянскому народу, можно только победить или потерять все. И это предложение возвращает меня к стиху Стуса, не один год проведшему в советских лагерях с армянскими побратимами диссидентами: нет ничего выше права народа жить свободно на земле своих предков.         

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Еще по теме

Понравилась новость? Поделитесь ею с с вашии друзъями!:

Добавить комментарий

LinkedIn
Share
Instagram
Telegram